О реформировании «Системы сертификации механических транспортных средств и прицепов»

в рамках федерального закона «О техническом регулировании» на основе принципов, правил и процедур, установленных Женевским Соглашением 1958 года

Семенихин А.Н.

Коротко об авторе: закончил Ярославский политехнический институт в 1974 году по специальности «Двигатели внутреннего сгорания». С этого времени и до 2008 года работал в научно-исследовательском центре по испытаниям и доводке автомототехники в г. Дмитров инженером-исследователем, руководителем отдела испытаний двигателей, заместителем генерального директора по экономике.

Гармонизация национальных стандартов, правил и процедур подтверждения соответствия продукции автомобилестроения и смежных отраслей установленным требованиям с международно-признанными правилами, стандартами и процедурами является ключевой задачей. Её решение должно быть обеспечено за счет развития системы сертификации автомототранспортных средств (АМТС) в ближайшее время.

Решение поставленной задачи позволит:

- обеспечить повышение конкурентоспособности отечественной продукции и возможности ее экспорта на основе единой международной нормативно-технической и правовой базы;

- в полном объеме выполнять обязательства России по международным соглашениям с ее участием;

- обеспечить полноформатное участие России в деятельности международных организаций по стандартизации и сертификации продукции автомобилестроения и поднять авторитет России на международной арене;

- активно защищать национальные интересы России на внешнем и внутреннем рынках, а также демпфировать возможные негативные последствия для национальных производителей АМТС после вступления России в ВТО;

- реально повысить безопасность участников дорожного движения и снизить экологический ущерб от автотранспорта;

- в конечном итоге, не допустить снижения уровня обеспечения национальной безопасности в затронутых аспектах.

Государственная политика в сфере технического регулирования в отношении продукции автомобилестроения базируется и будет строиться дальше на основе «Соглашения о принятии единообразных технических предписаний для колесных транспортных средств, предметов оборудования и частей, которые могут быть установлены и/или использованы на колесных транспортных средствах, и об условиях взаимного признания официальных утверждений, выдаваемых на основе этих предписаний», известного как Женевское Соглашение 1958 года, участницей которого является Российская Федерация. По существу, гармонизация национальных стандартов, правил и процедур, применяемых при сертификации АМТС, именно с установленными указанным Соглашением и есть ключевая задача, сформулированная выше.

Обоснованность такого выбора вытекает из анализа технических, экономических и правовых факторов и возможных негативных последствий их игнорирования, что неоднократно обсуждалось ранее. Необходимо отметить лишь тот факт, что Женевское Соглашение является единственным международным соглашением по вопросам безопасности конструкций колесных транспортных средств, в котором Россия участвует наравне со странами Евросоюза, Японией и Кореей, то есть безусловными лидерами мировой автомобильной промышленности.

Основными проблемами «Системы сертификации механических транспортных средств и прицепов», требующих своего решения путем гармонизации с правилами и процедурами, установленными Женевским Соглашением, являются:

• в области организации и структуры:

- Принципы уполномочивания и функционирования органов по сертификации

- Принципы уполномочивания и функционирования испытательных лабораторий (центров)

- Проблемы квалификации и аттестации персонала органов по сертификации и испытательных лабораторий (центров).

• в области нормативно-технической базы сертификации:

- Несоответствие уровня национальных требований аналогичным действующим Правилам ЕЭК ООН (приложения к Женевскому Соглашению) по базовым показателям (пассивная безопасность, экология, тормозные свойства).

- Включение в систему сертификации требований национальных стандартов к транспортным средствам и отдельным комплектующим, не определяющим (нередко даже косвенно) показателей безопасности конструкции транспортного средства как такового (безопасность дополнительного и специального оборудования, смонтированного на автомобильном шасси, требования к пневмо- гидроприводу и его элементам для дополнительного и вспомогательного оборудования, цветографические схемы и т.п.)

- Необоснованное включение в перечень запасных частей и принадлежностей, подлежащих обязательной сертификации, узлов и деталей, не влияющих на безопасность конструкции транспортного средства (фильтры двигателя, детали цилиндропоршневой группы, турбокомпрессоры, радиаторы и теплообменники, сцепления, редукторы, мосты и полуоси, генераторы и стартеры, подшипники качения, резиновые чехлы и сальники и т.д.), а также комплектующих, предназначенных для вторичного рынка запасных частей, с распространением на них требований к полнокомплектным автомобилям (узлы и системы топливоподачи бензиновых и дизельных двигателей, системы нейтрализации отработавших газов бензиновых и дизельных двигателей).

• в области правовой базы:

- Коллизия национального законодательства и норм, установленных международными соглашениями Российской Федерации, в части организации и функционирования системы сертификации АМТС, единообразного толкования и применения Правил ЕЭК ООН.

1. РАЗВИТИЕ ОРГАНИЗАЦИОННОЙ СТРУКТУРЫ СИСТЕМЫ СЕРТИФИКАЦИИ МЕХАНИЧЕСКИХ ТРАНСПОРТНЫХ СРЕДСТВ И ПРИЦЕПОВ

1.1 Реструктуризация органов по сертификации

1.1.1. Анализ действующей структуры ОС в рамках системы сертификации ГОСТ Р

Законодательство Российской Федерации (с 1992 г. — Закон «О сертификации продукции и услуг», с 2003 г. — Закон «О техническом регулировании» с изменениями 2007 г.) в отношении функционирования органов по сертификации исходит из следующих принципов:

- органом по сертификации (ОС) может быть аккредитовано любое юридическое лицо (с 2003 г. — также граждане — индивидуальные предприниматели);

- по своей сути деятельность ОС является предпринимательской (коммерческой), осуществляется на договорной (возмездной) основе между заявителем и аккредитованным органом с соблюдением норм гражданского законодательства;

- в силу коммерческого характера деятельности ОС допустима и желательна конкуренция между ними;

- отсутствует понятие системы сертификации однородной продукции, все ОС функционируют в рамках единой системы сертификации ГОСТ Р, равны в своих правах и обязанностях и отличаются лишь перечнями закрепленной в области аккредитации продукции (любой орган может получить право на подтверждение соответствия любой продукции).

Реализация указанных принципов на практике привела к ряду негативных моментов:

1. Фактически ОС (в том числе и «Системы сертификации механических транспортных средств и прицепов») поставлены в прямую финансовую зависимость от заявителя, а точнее — от результата сертификации.

2. Деятельность по подтверждению соответствия оказалась весьма рентабельной, особенно с учетом возросших объемов продаж автомобилей и запасных частей на вторичном рынке при незначительных собственных затратах ОС на организацию деятельности. Это обусловило явный перевес ОС против существенно менее рентабельных испытательных лабораторий. Не случайно на полтора десятка ОС, имеющих право на оформление «Одобрений типа транспортного средства» (ОТТС), до сих пор остается только один полноформатный испытательный центр (НИЦИАМТ), проводящий испытания полнокомплектных транспортных средств по большинству установленных требований. Других независимых лабораторий, хотя бы сопоставимых по потенциалу с НИЦИАМТ, за 15 лет существования системы не создано.

ОС, имеющие ограниченные области аккредитации отдельными свойствами или объектами (например, запасные части или автомобильные шины), исчисляются уже десятками, что также свидетельствует о привлекательной доходности такого бизнеса на ниве сертификации.

3. Искусственно созданная массовость ОС ведет к потере контроля и управления со стороны Административного органа за процессом подтверждения соответствия в ОС. В деятельность органов привлечено большое количество персонала, свободно разбирающегося в процедурных вопросах сертификации, но слабо ориентирующегося в специфике транспортных средств как объекта сертификации, и тем более в методах и средствах испытаний, установленных правилами и стандартами.

Следует обратить внимание на тревожную статистику Технического Секретариата Административного органа. Из 8000 ОТТС, прошедших в нем экспертизу, более 1600 (20%) были возвращены в оформившие их ОС на доработку. А по опыту НИЦИАМТ только 5 органов обращаются к нему с заказами на сертификационные испытания, в том числе по свойствам (а таких большинство), где НИЦИАМТ занимает откровенно монопольное положение. Остается только догадываться, где проводят аналогичные испытания остальные аккредитованные ОС и насколько «доказательна» доказательственная база в обосновании подтверждения соответствия продукции установленным требованиям.

Не лучше обстоят дела в ОС, аккредитованных для сертификации АМТС по отдельным свойствам или запасным частям. К сожалению, надо констатировать, что выдача сертификата соответствия не является гарантией доброкачественности продукции, что подрывает веру потребителя в добросовестность сертификационных структур, эффективность и необходимость сертификации, которую сам потребитель и оплачивает (расходы заявителя на сертификацию продукции относятся на затраты по производству и реализации продукции, то есть включаются в ее себестоимость и цену).

Такое положение вещей ни в коей мере не соответствует целям закона «О техническом регулировании».

4. Очевидная недостаточная компетентность, допускаемая ОС (их экспертами) при принятии решений о подтверждении соответствия продукции, в большой степени является следствием законодательного разделения полномочий и функций по подтверждению соответствия и аккредитации. Аккредитующий орган вынужден проводить оценку ОС по формальным признакам их компетентности, изложенных в общих правилах и руководствах по аккредитации, без учета специфических особенностей того или иного вида продукции. Административный орган, располагая именно специалистами-экспертами с необходимой профессиональной подготовкой и опытом конкретной работы, при этом остается не у дел, вынужденный лишь в порядке контроля корректировать допущенные аккредитованными ОС огрехи.

1.1.2. Принципы функционирования Административных органов в рамках Женевского Соглашения

Женевское Соглашение 1958 года исходит из иных принципов организации работы органа, уполномоченного на подтверждение соответствия (по Соглашению — на официальное утверждение типа).

Первое. Подтверждение соответствия — это функция Договаривающейся стороны, то есть государства, поскольку именно оно и является Договаривающейся стороной. Указанная функция реализуется «органом Договаривающейся стороны, ответственным за предоставление официального утверждения», то есть государственным органом. Такой орган (Административный орган) наделен компетенцией:

- в отношении всех аспектов официального утверждения колесных транспортных средств, предметов оборудования и частей;

- в отношении выдачи и изъятия свидетельств об официальном утверждении;

- в отношении функций координационного центра для органов других Договаривающихся сторон;

- в отношении НАЗНАЧЕНИЯ технических служб (испытательных лабораторий);

- в отношении выполнения изготовителем обязательств, связанных с обеспечением соответствия производства.

Таким образом, деятельность Административного органа в системе Женевского Соглашения НЕ рассматривается, как ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ.

Второе. Во всех государствах — участниках Соглашения существует по одному Административному органу (включая и Российскую Федерацию), которым является либо министерство (транспорта, промышленности, инфраструктуры…), либо специализированная государственная служба (агентство, комитет, регистр…). В силу этого обстоятельства предполагается полное или частичное финансирование Административного органа Договаривающейся стороной (государством).

Третье. В большинстве стран — участниц Женевского Соглашения плата за выдачу официального утверждения представляет собой государственную пошлину, что , кстати, справедливо и для России. Налоговый Кодекс РФ устанавливает госпошлину за выдачу сертификата соответствия, относя это действие к юридически значимому, но запрещает лицам, уполномоченным на совершение юридически значимых действий, взимать с заявителей за совершение таких действий иные платежи, кроме госпошлины.

Четвертое. Поскольку в рамках Женевского Соглашения Административные органы уполномочиваются государством, отпадает процедура их аккредитации в системе, так как государство реализует в этом случае свое суверенное право. По процедуре Соглашения Договаривающаяся сторона нотифицирует (уведомляет) депозитария (Генерального Секретаря ООН) об уполномочивании соответствующего органа своей стороны.

Пятое. Никакой конкуренции органов не предусматривается.

Шестое. Обеспечивается полная финансовая независимость органа от заявителя.

Исходя из изложенного в разделе 1.1. предлагается:

1. Принять структуру на основе нотифицированной Россией, согласно Женевскому Соглашению с единым Административным органом (Ростехрегулирование).

2. В качестве первого этапа реструктуризации преобразовать аккредитованные в системе ГОСТ Р органы по сертификации продукции автомобилестроения в Представительства Административного органа, имея ввиду обеспечение непрерывности процесса сертификации, отсутствие на этом этапе у Административного органа кадровых и финансовых ресурсов для создания собственной службы. При этом:

- сохранить за представительствами полномочия в рамках областей аккредитации бывших органов по сертификации;

- сохранить порядок заключения договоров на сертификацию и расчетов по ним через Представительства (поскольку ОС является лишь статусом аккредитованного юридического лица, организации продолжат свою уставную деятельность без внесения изменений в реестры госрегистрации, изменения реквизитов и т.п.);

- оптимизировать перечень Представительств, не привлекая в этом качестве недостаточно компетентные и добросовестные ОС;

- разработать единые для всего Административного органа цены на свои услуги (опыт имеется — можно основываться на согласованных САТР, ЦСС АМТ и НИЦИАМТ ценах);

- разработать единую процедуру первичной оценки производства и последующих процедур одобрения производства (СОР) на основе предписаний конкретных Правил ЕЭК ООН и Добавления 2 к тексту Женевского Соглашения 1958 г.;

- функции Технического Секретариата Административного органа передать из НАМИ в САТР как более самостоятельной и независимой от внешних факторов организации.

О сертификации на базе отраслевых специализированных НИИ, широко распространенная в рамках ГОСТ Р , противоречит принципу независимости органа и его специалистов от заявителя, декларированному Соглашением. Более определенно в этом отношении сформулированы требования к органам Директивой ЕС 98/37 «О сближении законов стран-членов ЕС, относящихся к технике», в частности:

- штат сотрудников органа должен быть в финансовом плане независимым от заинтересованных в результатах сертификации лиц;

выполняющие работы по сертификации, не должны являться конструкторами, изготовителями и поставщиками изделий, которые они имеют право сертифицировать, а также являться уполномоченными представителями любых из указанных лиц;

- вознаграждение экспертов органа не должно зависеть от количества и результатов сертификации.

Не трудно заметить, что именно конструирование и разработки являются основной уставной задачей подавляющего большинства отраслевых НИИ.

Фактически на этом этапе функционирования системы сертификации механических транспортных средств и прицепов для заявителей и бывших органов мало что меняется, но юридически формируется обособленная система сертификации, действующая не по общим правилам системы ГОСТ Р, а по правилам и как часть международной системы сертификации колесных транспортных средств.

Следующий этап реструктуризации, начало которого может определиться только по результатам деятельности на первом, предполагает создание обособленной структуры (типа VCA в Соединённом королевстве) внутри или под эгидой федерального органа исполнительной власти, на который возложены вопросы технического регулирования.

1.2. Формирование принципов деятельности и организационной структуры испытательных лабораторий (центров), уполномоченных на проведение работ в области подтверждения соответствия (Технических служб)

Поскольку результат испытания, оформленный соответствующим протоколом, является главным (а по большинству требований и единственным) документом для принятия решения о соответствии продукции установленным требованиям, компетентность и объективность испытательной лаборатории (центра) имеют определяющее значение для обеспечения эффективности системы сертификации в целом.

Однако в организации деятельности испытательных лабораторий (центров) национальной системы сертификации ГОСТ Р и Технических служб в рамках Женевского Соглашения 1958 года при общем подходе к оценке их компетентности на основе критериев стандартов ИСО имеются принципиальные отличия.

1.2.1. Особенности национальной системы

В «Системе сертификации механических транспортных средств и прицепов», как и во всей системе сертификации ГОСТ Р, привлечение испытательных лабораторий к работам в области подтверждения соответствия основано на принципе аккредитации лаборатории в системе органом по аккредитации по процедурам, установленным соответствующими правилами, разработанными, в свою очередь, на основе рекомендаций международных стандартов ИСО/МЭК. Критерии оценки компетентности лаборатории применяются в соответствии со стандартом ИСО/МЭК 17025: 2005 (ГОСТ Р ИСО/МЭК 17025-2006), наличие и функционирование системы менеджмента качества — по стандарту ИСО 9001:2000 (ГОСТ Р ИСО 9001-2001).

В целом такой подход к процедуре аккредитации закреплен и Законом «О техническом регулировании» и нет сомнений в его обоснованности и целесообразности. Однако практическая реализация установленных процедур, во всяком случае, в отношении уполномочивания лабораторий для испытаний продукции автомобилестроения, целям Закона «О техническом регулировании» отвечает далеко не полностью.

Дело в том, что общие требования к испытательным лабораториям, на которых строится процедура их аккредитации в системе сертификации, не содержат специфических требований и критериев оценки пригодности лаборатории для участия в процедуре подтверждения соответствия (сертификации) продукции (официального утверждения в рамках Женевского Соглашения).

Комиссия, назначаемая органом по аккредитации для первоначальной оценки и последующих инспекций аккредитованных лабораторий, фактически состоит из экспертов в области общих вопросов стандартизации и сертификации продукции/систем менеджмента качества, не имеющих собственного практического опыта работы с требованиями стандартов на конкретный вид продукции (в частности, автомобилестроения), включаемых в область аккредитации испытательной лаборатории в отношении методов и средств испытаний. Привлечение к работе в комиссиях аудиторов, обладающих необходимым опытом конкретной работы в области испытаний, не практикуется.

Поэтому заключения комиссий органа по аккредитации в подавляющем большинстве случаев основываются на выявленных в испытательных лабораториях нарушениях процедур и не содержат выводов анализа возможности испытательной базы лаборатории быть использованной в работах по подтверждению соответствия.

Другими словами, форма процесса аккредитации испытательной лаборатории безусловно доминирует над его содержанием.

Это привело к тому, что в системе сертификации ГОСТ Р появились аккредитованные испытательные лаборатории, база которых не соответствует в полном объеме требованиям стандартов в отношении всей номенклатуры показателей, подлежащих определению в соответствии с конкретным стандартом, и даже не имеющие собственной испытательной базы ни по одному стандарту, входящему в их область аккредитации.

Такая лояльность при аккредитации испытательных лабораторий недопустима и абсурдна по своей сути, поскольку в принципе не может обеспечить компетентной и объективной оценки соответствия всей массы продукции автомобилестроения, подлежащей обязательной сертификации. Причем это касается не только сертификации запасных частей для вторичного рынка, но и сертификации полнокомплектных транспортных средств.

Никакие «объективные» факторы (всеобщая технологическая отсталость испытательной базы, малочисленность реально соответствующих предъявляемым требованиям лабораторий, опасность монополизации рынка услуг по испытаниям) не могут приниматься во внимание, если они препятствуют достижению главной цели Закона «О техническом регулировании» — обеспечению снижения рисков ущерба жизни и здоровья людей, окружающей среде, имуществу граждан и юридических лиц.

Вообще говоря, к исполнению функций государства, одной из которых и является подтверждение соответствия транспортного средства установленным законом (другим нормативным правовым актом государства) требований, некоторые нормы антимонопольного законодательства не применимы. Никому же в голову не приходит мысль обвинить в монополизме дорожную полицию, обеспечивающую безопасность участников дорожного движения.

1.2.2. Особенности формирования и функционирования Технических служб в рамках Женевского Соглашения

Прежде чем перейти к рассмотрению особенностей организации и деятельности Технических служб, функционирующих в рамках Женевского Соглашения 1958 года, необходимо обратить внимание на следующее обстоятельство, имеющее принципиальное значение для определения места и роли Технической службы в процедуре официального утверждения. Указанное обстоятельство заключается в том, что термин «техническая служба» не является по своему смыслу синонимом термина «испытательная лаборатория», что вытекает из различия выполняемых ими функций.

По определению, документа Всемирного Форума для согласования правил в области транспортных средств КВТ ЕЭК ООН «Урегулирование толкования и требования к Техническим службам в рамках Соглашения 1958 года» (ECE/TRANS/WP.29/1059), «Техническая служба означает организацию или орган, НАЗНАЧЕННЫЕ органом договаривающейся стороны ответственным за предоставление официального утверждения В КАЧЕСТВЕ ИСПЫТАТЕЛЬНОЙ ЛАБОРАТОРИИ для проведения испытаний, либо с целью оценки соответствия или для первоначальной оценки других испытаний, ЛИБО ИНСПЕКЦИЙ от имени органа, ответственного за предоставление официального утверждения, причем орган, ответственный за предоставление официального утверждения, может самостоятельно выполнять эти функции».

Из этого несколько тяжеловесного определения следует два принципиальных вывода:

- Техническая служба может и не быть испытательной лабораторией в смысле этого понятия, установленного стандартом ИСО/МЭК 17025:2005 (ГОСТ Р ИСО/МЭК 17025-2006);

- аккредитованная испытательная лаборатория не становится автоматически Технической службой для целей Женевского Соглашения, если она соответствующим образом не назначена Административным органом, ответственным за предоставление официального утверждения, и не нотифицирована в ООН в этом качестве Договаривающейся стороной.

Указанный выше документ Всемирного Форума WP.29 КВТ ЕЭК ООН, исходя из различий в области компетенции Технических служб, в процессе официального утверждения устанавливает 4 категории Технических служб и соответствующие требования к ним:

• в области испытаний на официальное утверждение типа в соответствии с Правилами ЕЭК ОО Н:

Категория А: Технические службы, проводящие испытания на своих собственных объектах. Могут проводить испытания на соответствие Правил ЕЭК ООН, на основании которых они назначены, либо наблюдать за этими испытаниями на объектах изготовителя либо его представителя (третьей стороны).

Должны соответствовать требованиям стандарта ИСО/МЭК 17025:2005.

Категория В: Технические службы, наблюдающие за проведением испытаний на соответствие Правилам ЕЭК ООН на объектах изготовителя, либо на объектах третьей стороны.

Должны соответствовать требованиям стандарта ИСО/МЭК 17020:2004 «Общие критерии деятельности инспекционных органов различного типа» (национального аналога не введено) и обладать компетентными экспертами для оценки соответствия испытательной базы требованиям стандарта ИСО /МЭК 17025:2005 и соответствующих Правил ЕЭК ООН.

• в области деятельности, связанной с обеспечением производства:

Категория С: Технические службы, регулярно оценивающие и контролирующие процедуры обеспечения производства, используемые изготовителем.

Должны соответствовать требованиям стандарта EN 45012:1998 об общих требованиях к органам, проводящим оценку и сертификацию/регистрацию систем качества (аналога в национальной системе стандартизации не имеет)

Категория D: Технические службы, наблюдающие за испытаниями или осмотрами в рамках обеспечения контроля соответствия производства, либо проводящие эти испытания и осмотры.

Должны соответствовать требованиям стандарта ИСО/МЭК 17020:2004.

Необходимо также отметить следующие принципиальные положения документа Всемирного Форума ECE/TRANS/WP.29/1059:

- при назначении Технической службы в качестве таковой согласно одной или нескольким категориям, приведенным выше, она должна продемонстрировать наличие надлежащей квалификации, специальных технических знаний и подтвержденного опыта работы в конкретных областях, охватываемых Правилами ЕЭК ООН (пункт D.1.4.);

- Технические службы должны соответствовать стандартам в своей сфере деятельности, указанным выше, но не обязаны получать допуск/полномочия в соответствии с этими стандартами, то есть, не обязаны проходить процедуру аккредитации в соответствии с ними (пункт D.1.4.);

- Административный орган, ответственный за предоставление официального утверждения, может функционировать в качестве Технической службы по одному или нескольким видам деятельности. Если он назначен и финансируется Договаривающейся стороной на основании национального законодательства, то применительно к нему должны соблюдаться все требования в отношении Технических служб, установленные данным документом, а эквивалентные национальные правила должны гарантировать такой же уровень эффективности и НЕЗАВИСИМОСТИ (пункт D.1.5.);

- изготовитель или представитель, действующий от его имени, могут быть назначены в качестве Технической службы категории А в отношении только тех Правил ЕЭК ООН, в которых содержится недвусмысленное допущение такого назначения (пункт D.1.6.). Однако во всех Правилах содержится лишь стандартная формулировка, что Договаривающаяся сторона сообщит ООН перечень и адреса технических служб, уполномоченных на проведение испытаний с целью получения официального одобрения в соответствии с конкретными Правилами, и не оговаривается возможность назначения в качестве Технической службы испытательного подразделения изготовителя.

Последнее положение следует подчеркнуть особо — принцип независимости Технических служб был и остается основополагающим в организации их структуры и функционирования.

Надо заметить, что практическое осуществление процедур предварительной оценки и назначения Технической службы, предусмотренных документами Всемирного Форума WP.29, намного шире и сложнее в части подтверждения соответствия Правилам, нежели процедура аккредитации испытательной лаборатории. Согласно стандартам ИСО, назначение основывается не только и не столько на формальных критериях оценки, сколько на оценке реальной квалификации службы, на основе ДОКУМЕНТАЛЬНЫХ доказательств независимыми от оцениваемой деятельности специально подготовленными к этой деятельности аудиторами. В свою очередь, аудиторы должны располагать конкретными знаниями в технической области, в которой данная Техническая служба осуществляет свою деятельность. С учетом разнообразия требований, устанавливаемых Правилами ЕЭК ООН, подбор аудиторов, в полной мере сочетающих в себе безусловное владение процедурными вопросами и узкоспециальными знаниями в конкретных видах испытаний, представляется трудноразрешимой задачей для национальной системы аккредитации, не нацеленной на реализацию такого подхода и не подготовленной к его реализации в необходимой степени.

Исходя из изложенного в разделе 1.2. предлагается:

1. Провести инвентаризацию испытательных лабораторий, уполномоченных на проведение испытаний продукции автомобилестроения в целях подтверждения соответствия, как «Системы сертификации механических транспортных средств и прицепов», так и разбросанных по другим системам сертификации однородной продукции и системе ГОСТ Р в целом.

В перечне аккредитованных испытательных лабораторий кроме их адресов в обязательном порядке указывать компетенцию в отношении конкретных стандартов (область аккредитации).

2. Административному органу определить категорию компетенции каждой испытательной лаборатории на основе критериев, принятых в рамках Женевского Соглашения, прежде всего целесообразность и обоснованность уполномочивания на работы в области подтверждения соответствия. При этом оптимизировать перечень испытательных лабораторий для целей подтверждения соответствия.

3. Провести ревизию действующих в Российской Федерации Правил ЕЭК ООН с точки зрения соответствия испытательной базы нотифицированных технических служб указанным правилам. При несоответствиях — нотифицировать по категории D соответствующие Правилам испытательные лаборатории изготовителей, обеспечив возможность проведения испытаний в них под контролем Административного органа или Технических служб категории А. Одновременно провести категорирование и действующих нотифицированных Технических служб.

4. Разработать и утвердить Административным органом порядок назначения Технических служб в целях Женевского Соглашения на принципах им установленных.

5. Назначить (а возможно и нотифицировать) САТР в качестве Технической службы категории С как имеющего практический опыт сертификации систем качества на предприятиях автомобильной промышленности, создав тем самым правовую и кадровую базу для аудита внутри системы сертификации колесных транспортных средств на базе Женевского Соглашения.

6. На основе анализа требований конкретных Правил ЕЭК ООН разработать порядок подтверждения соответствия производства с установлением периодичности обязательных испытаний продукции в нотифицированных Технических службах и ввести его распорядительным документом Административного органа.

Разработать аналогичный порядок для национальных стандартов, применяемых в «Системе сертификации механических транспортных средств и прицепов».

7. Разработать и принять отдельный документ, устанавливающий полномочия нотифицированных Технических служб и аккредитованных испытательных лабораторий в области подтверждения соответствия продукции и соответствия производства, в том числе в отношении полномочий проведения испытаний на базе изготовителя или третьей стороны.

Продолжение читайте в следующем номере